Системность в-вестфальского мироустройства

Первый этап развития Западноевропейской средневековой системы международных отношений характеризуется высоким уровнем уязвимости к внешним актеров, сильным действием «дилеммы безопасности» и высоким уровнем гомогенности. Действие первого и последнего факторов конце обусловили образование того «христианского мира», который позднее будет доминировать в глобальной Вестфильський системе международных отношений. Великое переселение народов значительно ослабило Западную Европу в целом. В течение нескольких веков на относительно небольшой территории шла постоянная миграция крупных племен, менялись границы их территорий, продолжались споры и войны. Формирование первых королевств — как государство франков, королевство остготов в Италии и вестготов в Испании — характеризовалось продолжением внутренней борьбы в племенах, распространением христианства и постепенным осознанием новыми монархами основных угроз своей власти. Источниками этих основных угроз становились мощные соседи и, время от времени, собственные вассалы. В целом система раннего феодализма, которая сложилась в Западной Европе, способствовала росту вражды. Торговля почти не развивалась, постоянные набеги и опустошения препятствовали экономическому развитию, в результате чего слабой была не только взаимозависимость между государствами, но и слабость (а то и отсутствие) централизованных государств вообще. Вот почему основными элементами в-Вестфальской международной системы были не только и не столько централизованные национальные государства, но отдельные династии, исторические территории, империи с меняющимися границами и тому подобное.
радар-детекторы, радар-детектор, антирадар
Такая своеобразная аморфность международной системы открыла ее для разного рода внешних воздействий. Византийский император Юстиниан в VI в. на короткое время отвоевал обширные территории в Италии; арабам удалось захватить Испанию и дойти почти до Парижа; напор мадьяр и норманнов в IX в. стал системной угрозой европейской безопасности. С одной стороны, это, конечно, ослабляло позиции западноевропейских монархий в конкурентной борьбе с другими крупными государствами того времени — Византией, Арабским халифатом и Киевской Русью. Но, с другой стороны, в конце концов объединило европейские народы общими угрозами. Империя Карла Великого возникла на почве победы Карла Мартелла при Пуату; а империя Оттона — вследствие нейтрализации последней системной угрозы внеевропейского происхождения — вторжение мадьяр. Такому относительном объединению способствовала гомогенность Западноевропейской средневековой системы международных отношений. В основе общей системы ценностей лежали особенности династической политики, католицизм и феодальный строй. Такое положение существовало вплоть до эпохи Реформации и первых революций. В то же время сильные позиции Католической Церкви не превратились в политическую гегемонию папы, а Западная Европа не стала теократической сверхдержавой, в отличие от Арабского халифата. Конкурентная политическая среда здесь сохранялось. Таким образом, определяющими чертами этого этапа развития стала нестабильная мультиполярнисть, открытость внешним воздействиям и ценностная гомогенность. Самым масштабным внешнеполитическим достижением этого периода является создание Карлом Великим империи охватывала земли современных Франции, Германии и северной Италии. Гегемония, которой достиг Карл в Западной Европе, была непрочной и недолговечной. В 800 году папа Лев ИИИ объявил Карла «императором Запада», а уже в 843 году его внуки в Вердене разделили бывшую империю между собой. В 962 году титул императора Священной Римской империи германцев коронован в Риме Оттон И. Европейская гегемония в раннем Средневековье не могла быть длительной: земли империй ни были экономически связанными между собой в условиях ведения натурального хозяйства. Брак торговли в Западной Европе в это время означал большое количество конфликтов и нестабильности надгосударственных образований, а также слабость национальных государств. Трансформация структуры европейского регионального порядка началась с возникновением первых централизованных государств с крепкой королевской властью. Примерно к этому времени относится окончательный раскол между католической и православной церквями, а также реформа католической церкви. Вследствие этих двух процессов в Европе возник новый специфический полюс власти: папский престол. Его могущество опиралась не на армию, но на духовное влияние и посередицтво при заключении вассальных клятв и договоренностей, на которых основывалась вся система феодализма. Некоторое время папы не могли трансформировать эти возможности в политическую гегемонию на континенте, но в XI в. осуществили первые попытки. С тех пор начинается долгая борьба между папами и императорами, между церковной и светской властью — в Западной Европе формируется специфический биполярный уровень политического противостояния. Рост могущества папства связывают с именем кардинала Гильдебранда, будущего папы Григория VII. Его церковные реформы позволили усилить контроль Рима над духовництвом по всей Западной Европе, часто за счет императоров и королей. Решительная политика Григория VII спровоцировала конфликт между ним и императором Генрихом IV, одной из кульминационных моментов которого стало известно покаяние последнего в Каноссе. Этот конфликт показал возможности пап и императоров вредить друг другу, но также продемонстрировал наличие «двоевластие» в Западной Европе. Это двоевластие могло на долгие годы институализированные политический конфликт, но, к счастью для пап и императоров, нашелся общий враг. Символом роста могущества папства стали Крестовые походы. Их роль заключается, во-первых, во включении западноевропейской региональной мижнроднои системы к более широкого контекста, а во-вторых, в объединении усилий различных европейских монархов для общей цели. Клермонский собор 1095, на котором папа Урбан II призвал европейцев освободить христианские святыни Иерусалима, положил начало активной экспансии европейцев за пределы континента и попыткам создать европоцентричный мир. Кроме этого, следствием Крестовых походов стало образование специфических международных субъектов: рыцарских орденов. Пожалуй, нет ничего удивительного в том, что варварское прошлое средневековых европейских королевств сказалось. Крестовые походы стали своеобразным продолжением традиций набегов на высокоразвитых соседей с целью грабежа. Государства, временно создавались на Ближнем Востоке хрестоносяцямы, были нестабильными и чаще выполняли функцию политического прикрытия грабежей и насилия. С системной точки зрения Крестовые походы способствовали расширению региональных систем международных отношений, создавая предпосылки для формирования системы глобальной. Этому же способствовало и подъем примерно в этот период Киевской Руси, принятия ею христианства и включение этой славянской страны к различных международных отношений. Институализация папской власти привела к образованию одного из полюсов западноевропейской региональной системы. Другим полюсом была власть императора, который контролировал пространство в центре Европы. Наряду с этим на периферии континента возникали будущие мощные игроки: национальные государства, централизованные, под властью абсолютных монархов Англия и Франция.

08 Янв 2017

К сожалению, отзывы закрыты.